Избакурног
События
Книги
Карта проектов
Ссылки
О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Дичок"


Как-то пришёл к Дёминым человек. Пожилой, сухощавый и совсем Косте незнакомый. Конечно, человек этот хотел видеть Костиного отца. К отцу частенько заходили самые разные люди. Потолковать, посоветоваться. Ведь бригадир сборщиков Дёмин был парторгом своего цеха. И членом парткома всего завода. А может, и еще, какой общественный пост занимал.

Мама в этот день работала во вторую смену. Она была штамповщицей в другом цеху, не в папином сборочном. Костя, один дома, валялся на диване с книгой. Любимое его занятие - читать интересное, растянувшись на животе и подперев голову руками.

Незнакомец остался ждать отца.

При госте пришлось, разумеется, сесть. Склонившись над книгой, Костя краем глаза видел: гость с улыбкой его рассматривает. От этого откровенного разглядывания у Кости было ощущение, будто его медленно поджаривают на сковородке.

- Что читаешь? - спросил незнакомец.

- "Таинственный остров".

- А, Жюль Берн. Правда, интересно?

Костя кивнул.

- В Ленинграде бывал, конечно?

Костя опять кивнул.

- С отцом?

- И с мамой. И с экскурсией прошлым летом. Со школой.

- Что ж ты у нас в Ленинграде видел?

- В Русский музей ходил. Памятник Ленину на площади. У Финляндского вокзала. Много чего...

- Нравится Ленинград?

- Конечно.

- А вообще чем ты увлекаешься?

- Я-то?

Человек засмеялся:

- Не я же!

Костя покраснел, пожал плечами:

- Вообще... читать люблю.

- А на рыбалку летом ходишь?

"Вот пристал с вопросами!" - подумал Костя и ответил:

- Редко... - Чтобы не спросил дотошный собеседник, почему "редко", Костя, залившись румянцем, выдавил из себя: - А вы из Ленинграда приехали?

- Из Ленинграда, дружок. В командировку. На заводе мне сказали, что твой папаша домой пошёл. Да видно, по пути задержался. Он мне позарез нужен.

"Папа всем - позарез", - подумал Костя, стараясь не замечать весёлую усмешку на лице гостя.

Гость покачал головой:

- А ты, брат, что красная девица! Уж больно застенчив. Ростом высокий, в батьку, а... Тебе двенадцать?

Костя кивнул, хотя до двенадцати лет ему осталось дожить ещё два месяца.

- Ну, вот видишь. Не маленький уже. А чистый дичок! От застенчивости, дружок, надо освобождаться...

В этот момент, на Костино счастье, вошёл отец. И гость, и папа обрадовались, обменялись крепким рукопожатием, по плечам друг друга похлопали. И сразу начали оживлённый разговор. А Костя убрался в спальню.

Там, на папиной кровати, постепенно отдышался.

"Дичок!" Будто маму подслушал. Это она часто говорит Косте: "Дичок ты мой! И что мы оба с тобой уродились такие стеснительные да неуверенные?" Легко этому ленинградцу советовать: освободись от застенчивости! А как? Точно Костя сам не мучается!

Заговорить с незнакомым, о чём-нибудь спросить, отвечать, вот как сейчас, на его расспросы... Ну, просто невыносимо. От этой проклятой застенчивости, чтобы как-то её прикрыть, спрятать от собеседника, он иной раз даже грубым бывает. Пробурчит что-то, рявкнет, если отмолчаться не удаётся. На него, конечно, обижаются, а он и сам не рад, самому стыдно.

Ведь отчасти от этого самого - от стеснительности своей - он и вожатым быть ни за что не хотел. Ну как это он будет стоять перед кучей ребят и с ними говорить? А они все на него глядеть будут...

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: "IzbaKurNog.ru: Избушка на курьих ножках"