Избакурног
События
Книги
Карта проектов
Ссылки
О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вспомогательные средства общения, способствующие коррекции настроения, поведения и психомоторики детей

К вспомогательным средствам общения, используемым на психогимнастике, относят рисование и музыку.

Рисование помогало обучать детей навыкам адекватного восприятия и выражения эмоций, усиливало эффект от постоянно проводимого на занятиях психогимнастикой тренажа отдельных видов неречевого общения - мимики и пантомимики.

О возможности использования изобразительной деятельности в психокоррекционных целях говорится во многих работах, посвященных детской психотерапии. За рубежом это арттерапия (лечение искусством). В нашей стране метод использования изобразительной деятельности в лечебных целях называется рисуночной психотерапией (А. И. Захаров, 1982) или изотерапией (Р. Б. Хайкин, 1988).

Рисование помогает снимать напряжение у детей. "Графическое отреагирование" особенно важно для тех детей, которые не могут выразить свои конфликты и осознать их из-за бедности своего аффективного словаря. Рисунок - это и средство зрительной связи между воспитателем и аутичным ребенком.

На занятиях психогимнастикой мы применяли такие виды изобразительной деятельности, как рисование с помощью шаблонов и условных фигурок, игру в кляксы, тематическое и свободное рисование.

Мимика в рисунках

Тренировать умение распознавать эмоциональное состояние по мимике можно с помощью разрезных шаблонов - своеобразных пиктограмм.

Пиктограмма представляет собой набор карточек, на которых с помощью простых знаков (перевернутая цифра 7, черточки и т. п.) изображены различные эмоции.

Всего мы использовали пять пиктограмм. Первая пиктограмма, символизирующая радостное лицо, состояла из овала (лицо), перевернутой цифры 7 (нос), двух полуовалов кончиками вниз (брови) и полуовала кончиками вверх (рот).

Вторая пиктограмма, символизирующая огорченное лицо, состояла из овала, перевернутой цифры 7, двух наклонных черточек, сходящихся вверху (брови), и полуовала кончиками вниз (рот).

Третья пиктограмма, символизирующая выражение страха на лице, состояла из овала, перевернутой цифры 7, двух наклонных черточек, сходящихся вверху, и кружочка (раскрытый рот).


Четвертая пиктограмма, символизирующая гневное лицо, состояла из овала, перевернутой цифры 7, двух наклонных черточек, сходящихся внизу, и прямоугольника или небольшого овала (оскаленный рот).

Пятая пиктограмма, символизирующая удивленное лицо, состояла из овала, двух высоко поднятых над перевернутой цифрой 7 черточек (брови) и кружочка.

Несколько пиктограмм составляют шаблон.

Описание игры с использованием шаблона А

Для игры используют наборы карточек (для каждого ребенка). Дети рассматривают пиктограммы, называют настроение, которое они символизируют. Затем все карточки разрезаются по линии, делящей условное лицо на верхнюю и нижнюю части, и смешиваются. Играющие получают задание вновь собрать их, причем один ребенок может восстанавливать одну пиктограмму, а другой - другую. Восстановив карточки, дети соединяют их верхние и нижние части с помощью липкой ленты.

Интерес к манипуляциям с карточками можно усилить, предложив детям представить и разыграть ситуацию, оправдывающую их будущие действия с пиктограммами. Однажды после игры "Два сеньора" один мальчик придумал такую историю: "Сеньор Минор и сеньор Мажор сфотографировались. Пришел Злюка, разрезал фотографии и убежал. Что же делать? Надо собрать и склеить фотографии до прихода сеньоров".


В случаях, когда ребенку давалось задание сложить только те лица, которые ему особенно нравятся, большая часть детей в таком сопоставлении, как радость-горе, складывает веселые лица, меньшая - грустные, единицы собирают лица с разными настроениями. (Эта игра, кстати, помимо тренажа на узнавание эмоций, упражняет и способность к взаимодействию. Ребенок, заметивший ошибку у товарища, часто указывает на это, помогает найти нужную часть карточки.) Когда шаблоны восстановлены, дети получают карандаши, фломастеры и краски. Они обычно без подсказки дополняют лицо на карточке недостающими деталями: рисуют глаза, волосы, уши, иногда головной убор и делают фон.

Описание игры с использованием шаблона Б

В шаблоне Б используются те же пиктограммы, что и в шаблоне А, но меньшего размера, кроме того, овал, символизирующий лицо, помещается на карточке так, чтобы потом ребенок смог бы пририсовать к голове тело. Игра с карточками шаблона Б проводится так же, как и с набором карточек шаблона А.

Дети младшего школьного возраста могут собирать шаблоны А и Б с тремя контрастными эмоциями: печаль - удивление - радость; радость - гнев - страх и т. д., нельзя только, чтобы в триаде были эмоции страха и удивления из-за схожести мимического выражения этих эмоций.

Пантомимика в рисунках

Особенно любимы детьми занятия, во время которых на бумаге с помощью условных фигурок изображаются различные позы. Дети называют их скелетиками. Условные фигурки использовались нами в качестве знаков, сигнализирующих эмоциональное состояние человека. Дети, получив карточку с изображением фигурки в той или иной позе, должны были дорисовать ее. У них при помощи такой тренировки происходит запоминание, какая поза какому эмоциональному состоянию соответствует.


Детям в 6-7 лет еще трудно в самостоятельных рисунках показать экспрессию движений, поэтому они бывают "очарованы" тем, как выразительны становятся их рисунки. Они увлекаются необычностью способа изображения, часто с помощью стекла переводят скелетики на бумагу, а через некоторое время, когда глаза и рука натренируются, рисуют позы людей достаточно выразительно уже без опоры на условные фигурки. Такие тренировки с использованием условных фигурок помогают ребенку понять эмоционально-психологическое состояние свое и другого человека.

Игра в "кляксы"

Игра в "кляксы" обычно помогала ослаблению возбуждения слишком эмоционально расторможенных детей. Интересно было смотреть, как дети беспорядочными и быстрыми движениями брызгали на листы бумаги жидкую краску, как затем размашисто проводили ладонью по сложенному пополам (кляксами вовнутрь) листу бумаги. Некоторые дети сначала в кляксах без подсказки ничего не видели, но постепенно и у них стало пробуждаться воображение. Оно вызывало у ребят эмоции радости и интереса, что в свою очередь сосредоточивало внимание ребенка на физических действиях, вызывающих эти эмоции, т. е. на действиях, необходимых для изготовления "картин" из клякс. Разглядывание разноцветных пятен и фантазирование по их поводу стимулировали воображение и увлечение игрой в кляксы. И чем увлеченнее был ребенок, тем сосредоточеннее он становился. Если для чрезмерно активного ребенка, хотя бы для беготни, надо много места, если его рассеянное внимание распылено вширь и крайне неустойчиво, то в процессе игры в кляксы было видно, как сужалась зона его активности, как уменьшалась амплитуда его движений. Крупные и неточные движения руками постепенно становились более тонкими и точными. Круг внимания ребенка тоже сужался и сосредоточивался в малой зоне.

Очень многие агрессивные и расторможенные дети при изготовлении "картин" из клякс сначала употребляли коричневые, серые и блекло-грязные оттенки основных цветов красок. В кляксах эти дети сначала видели только лужи, затем животных, позже динамические картины. Часто это были ссоры двух людей или животных.

Так, например, Виталик Б. увидел в пятнах двух дерущихся котят. В дни, когда этот ребенок по часу и более находился вне шумного детского коллектива, когда его "агрессивные" настроения находили выход в приемлемой форме (видеть драку в пятнах, изображать драку, а самому не драться), то он потом и в группе на некоторое время становился менее суетливым и агрессивным.

Через 5-6 индивидуальных занятий на время игры в кляксы к гиперактивному ребенку для "полезного фона" приглашались спокойные дети. Девочки для клякс брали яркие краски и изображали с их помощью букеты, сказочных принцесс и принцев, а эмоционально уравновешенные мальчики замечали в разноцветных пятнах стрекоз, бабочек, животных и людей, взаимодействующих друг с другом. Постепенно и у детей с трудностями поведения и характера сюжеты рисунков, выполненных с помощью клякс, становились менее агрессивными по содержанию и более сочными, яркими и чистыми по цвету.

Свободное и тематическое рисование

Навыки, полученные в результате тренировок с шаблонами, условными фигурками и кляксами, дети затем используют в своих свободных и тематических рисунках. Иногда дети окрашивают лицо изображаемого человека или фон вокруг него в тот цвет, который у них ассоциируется с тем или иным эмоциональным состоянием. Многие из них для показа гнева на лице используют черную или красную краску. С помощью цвета ребенок может сигнализировать и о своем эмоциональном состоянии. Многие дети с пониженным фоном настроения любят сиреневые и лиловые тона. Так, Люба Р. во всех своих рисунках, как грустных, так и веселых по содержанию, всегда закрашивала фон одинаково - лиловой краской. Серые и коричневые тона часто употребляются напряженными, конфликтными и расторможенными детьми (М. Люшер считает, что пристрастие к серым и коричневым тонам свидетельствует о желании расслабления и покоя). Вместе с тем говорить о какой-либо четкой, характерной для всех детей закономерности ассоциаций между определенным цветом и определенным эмоциональным состоянием не приходится. Они очень индивидуальны. Так, только Сережа Л., дорисовывая любое удивленное лицо, обязательно закрашивал его голубой краской. Сравнивая рисунки Яны М. и Аси В., мы сразу заметим, что Яна использует для изображения злой колдуньи сочетание черного и темно-красного цветов, наиболее ходовых у многих детей для показа угрозы на лице, а Ася, напротив, усиливает воздействие своего рисунка "Гневное лицо" на зрителя тем, что берет для фона интенсивный оранжевый цвет, не ассоциирующийся у других детей с этим чувством.

Тематическое рисование хорошо сочетается с мимическими и пантомимическими этюдами. При чередовании изобразительной деятельности с играми, тренирующими выразительные движения, происходит взаимоусиление влияния на ребенка и той и другой деятельности, что в свою очередь ведет к улучшению его общения со сверстниками.

Тематическое рисование на занятиях психогимнастикой обычно направлено на выявление и "графическое отреагирование" различных страхов у детей, а также для закрепления в рисунке впечатлений, полученных от участия в пантомиме.

Очень часто содержание этих рисунков становится темой для разыгрывания той или иной пантомимической сценки. Так, 6-летняя Катя М., страдающая органическим заболеванием головного мозга, аутичная и амимичная девочка, по собственной инициативе отобразила в рисунке свой страх перед уколами.

Рассматривая рисунок девочки, можно заметить, что она, несмотря на предыдущие упражнения с шаблонами, показывает выражение страха на лице неправильно - с улыбкой. Это еще раз убеждает нас в том, что амимичные дети плохо запоминают и различают эмоции на лице, а это в свою очередь негативно влияет на качество общения этих детей со сверстниками и взрослыми.

Для эмоционального сближения и взаимодействия детей предлагалось выполнить какую-нибудь совместную работу: сделать, например, общий рисунок на большом листе бумаги, который расстилался на полу (обычно это было изготовление военной карты для игры в разведчиков или создание панно с помощью клякс). Иногда дети вместе с ведущим изготовляли сказочные дворцы, в которых можно было открывать и закрывать окна и двери, и населяли их людьми.

Сам процесс рисования способен влиять на поведение детей: они делаются спокойнее и доступнее.

На психогимнастике для распознавания эмоций применяются иногда иллюстрации из различных журналов и репродукции с картин. Кроме того, иллюстрации полезны для более образного представления ребенком чувства напряжения и расслабления в мышцах. Так, для усиления у детей чувства напряжения в руках (этюд "Штанга") им показывается фотография мальчика, пытающегося поднять тяжелую штангу. И наоборот, для появления у детей чувства расслабленности, например, в положении лежа они прежде рассматривают репродукцию с картины "Спящие дети".

Музыка

Среди вспомогательных средств общения, пожалуй, самым действенным и организующим является музыка. Восприятие музыки не требует предварительной подготовки и доступно детям, которым еще нет и года (В. М. Бехтерев). Само собой разумеется, что музыкальные образы и музыкальный язык должен соответствовать возрасту ребенка.

С давних пор музыка используется и как лечебный фактор. Интерес к музыкотерапии врачей и психологов, которые на основе своих собственных опытов узнали терапевтическую ценность музыкотерапии, постоянно растет (Кристоф Швабе, 1974).

В. М. Бехтерев считал, что с помощью музыкального ритма можно установить равновесие в деятельности нервной системы ребенка, умерить слишком возбужденные темпераменты и растормозить заторможенных детей, урегулировать неправильные и лишние движения. А для этого, указывал В. М. Бехтерев, необходимо выявить ритмические рефлексы и приспособить организм ребенка отвечать на определенные раздражители (слуховые и зрительные).

Г. П. Шипулин еще в 1928 г. отметил благотворное влияние ритмических упражнений на детский коллектив с повышенной нервной раздражительностью.

Ритмические задания помогают вовлекать, активизировать и пробуждать интерес к деятельности вообще. "Конвейерный" принцип отдельных упражнений представляет собой прием втягивания в общее дело трудных, негативистически настроенных детей. Делая музыкальный ритм организатором движения, можно развить у детей внимание, память, внутреннюю собранность (Н. С. Самойленко, В. А. Гринер, Е. В. Конорова, Е. В. Чаянова).

С помощью музыкальных игр (см. подвижные и организующие игры) возможно снятие психоэмоционального напряжения в группе, воспитание навыков адекватного группового поведения, безусловного приятия (ситуационного) роли лидера или ведомого, т. е. социализация ребенка через игру.

Выработка тормозных механизмов подкрепляется упражнениями под музыку. Если можно считать прочно установленной зависимость моторики от психического состояния, то не следует забывать и обратные взаимодействия, т. е. влияние моторики, в данном случае ее расторможение и регулирование, на психику (В. А. Гринер).

Слушание музыки на психогимнастике может предварять этюд, помогающий ребенку войти в нужное эмоциональное состояние. Так, лирическая музыка (отражающая тончайшие нюансы настроения) дает общее настроение успокоения, тихой радости и грусти, ровное внешнее поведение, а драматическая музыка (отражающая концентрированные эмоции аффекта в их сложности) создает настроение возбуждения, повышенного жизненного тонуса, подвижное и неспокойное поведение (Б. Г. Ананьев).

Музыка может быть фоном, на котором развивается действие того или иного этюда. В этом случае она усиливает эмоции и делает ярче образные представления детей (этюды типа "Гроза", "Ябеда" и т. п.).

В 70-80-е годы было издано несколько монографий, посвященных музыкотерапии, в каждой из которых имеются главы по применению музыки с лечебной целью у детей, страдающих неврозами (К. Швабе, 1974), ранним детским аутизмом (Р. О. Бенензон, 1973), органическими заболеваниями головного мозга (Эдита Коффер-Ульрих, 1971), а также исследования по объективизации влияния музыки на детей (У. Грюс, Г. Грюс, З. Мюллер, 1971).

В 1982 г. в Берлине вышла книга Юты Брюкнер, Ингрид Медераке и Кристель Ульбрих "Музыкотерапия для детей", в которой очень детально рассмотрены все возможные виды детской музыкотерапии, включая пантомиму и различные способы рисования под музыку.

Особенно интересна для нас одна из методик, которая может быть использована и на занятиях психогимнастикой. Основная цель этой методики - распознавание эмоций. Она состоит из четырех музыкальных уроков с постепенным усложнением заданий. На первом уроке дети получают шесть карточек с изображением на них детского лица с различной мимикой: радости, гнева, грусти, удивления, внимания и задумчивости. Авторы этой методики назвали их картами настроений. Прослушав музыкальную пьесу, дети должны поднять одну из карт. Если все поднятые карты совпадают по настроению с настроением музыки, то эмоции, выраженные в них, не называются. На последующих трех уроках дети, наоборот, учатся словесно описывать чувства, вызываемые контрастными музыкальными произведениями, и соотносить их с картами настроений. Так как мимика на картах настроений решена неоднозначно, то дети могут после прослушивания одного и того же произведения показать две разные карты. Для характеристики музыкальных образов, своих чувств и звучания музыки дети пользуются двумя наборами полярных определений:

веселый - грустный праздничная - будничная
бодрый - усталый теплая - холодная
довольный - сердитый задушевная - отчужденная
спокойный - взволнованный радостная - грустная
смелый - трусливый ясная - мрачная
медленный - быстрый красивая - некрасивая

Методика рассчитана на детей школьного возраста, но может быть адаптирована и для старших дошкольников.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Карнаух Лидия Александровна, подборка материалов, оцифровка; Злыгостева Надежда Анатольевна, дизайн;
Злыгостев Алексей Сергеевич, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник: "IzbaKurNog.ru: Избушка на курьих ножках"